Главный отчёт поведенческого аналитика за 2021 год

Альберт Фейгельсон

Альберт Фейгельсон
поведенческий аналитик

 

Статья сделана в виде обращения к родителям и в форме диалога с читателем.

Ваш ребенок на два дня отстранён от школы в связи с тем, что он:

  1. Отказался на уроке выполнять то, что делали все
  2. Ваш ребёнок на перемене подрался и убежал со школы
  3. После того, как его вернули в школу, он бросил камень в сторону детей.

Выше строчки не от больного фантазией писателя или полицейского, а это в свободной форме переведённый с иврита на русский отчёт директора школы. Такие письма мои клиенты в Израиле получают часто. Только со школы могут выгнать даже на три дня.

Я сейчас не буду обсуждать Израильскую систему образования, а просто поделюсь своим опытом работы со школами по всему миру. Начну с того, что в роли Поведенческого психолога первый опыт работы я приобрёл не в Израиле, а в Америке у Натальи Аскерольд, в её частной школе для детей СДВГ и дислексии. Но это был положительный опыт, и я там поверил, что если школа работает совместно с родителями, то всё может быть по-другому.

Теперь товарищи родители прежде, чем я дам пример рекомендаций для школы. Или точнее я вам выложу просто пример такого протокола после проделанной работы. Я хочу изложить по пунктам рекомендации как вам понять, на сколько поведенческий аналитик может быть вам полезен если вы хотите привести его в школу для работы с ней:

  1. Он обязан, прежде чем он идёт в школу исследовать все среды, в которых проводит время ваш ребёнок (Родители, родственники, кружки, друзья и продлёнка).
  2. Апробировать хотя бы неделю возможность отработать с вами по протоколу (жетонная система, таймер, работа с импульсивностью, переделанный личный договор и т.д).
  3. При посещении школы он обязан минимум увидеть вашего ребенка на одном уроке и так же на перемене.

Увидеть и услышать сам, не со слов учителей или ваших, а сам увидеть и оценить ситуацию и обстановку. Слово обязан здесь звучит громко, но если говорить про нашу работу – без этого не будет чёткого плана, а будут просто общие рекомендации. Смысл всей нашей работы это попытка говорить со школой при помощи фактов, а это:

  1. То, что ребенок может себя вести правильно если, мы найдём причины и триггеры, которые в школе не дают это сделать, а это может быть – от того, что пришёл новый мальчик в класс до слишком тяжёлого задания на не любимом уроке.
  2. Если ребёнок может при правильном подходе в другой среде вести себя правильно, то и в школе это так же может быть.
  3. Если ребёнок выполняет какую-то поведенческую программу дома, то если её правильно применить в школе, то это может только помочь и облегчить возможность помочь ребёнку с поведением в школе.

Смысл моей статьи – объяснить вам как вы можете оценить работу проведённую специалистом, прежде чем он сел в школе на пед.совете и стал обсуждать вашего ребёнка и что-то вообще рекомендовать. Есть школы, которые помогают нам в работе с такими детьми, есть нет, есть которые просто уже не верят в этого ребёнка и не хотят ничего делать с ним, а это хуже всего. Но если на основании проделанной предварительной работы вы сможете при помощи фактов поговорить со школой, может быть, и школа пойдет вам на встречу и поменяет своё отношение к вашему ребёнку.

Ниже слова, которые я переписал на просторах интернета (забыл имя, к сожалению) у кого-то, но они чётко отражают ситуацию, в которой родители находятся в школе -” Я обычно говорю или пишу в школы, что главное с гиперактивными детьми — не искать смысла в гиперактивном поведении. У него нет цели, это такой же симптом, как дрожание на холоде. Нельзя сказать человеку, который дрожит, «просто не дрожи». Нельзя сказать человеку, который плохо видит, «просто присмотрись получше». Для того, чтобы ребёнок с СДВГ учился лучше, нужен целый комплекс мер, которые ему помогут. Это касается и его места в классе, и организации перемены, и организации самостоятельной работы в школе и дома, и построения урока, и многого другого. Всё это учителю важно понимать. И когда учитель научится работе с гиперактивными детьми, то у них в классе будет лучший ученик. Но для этого нужно перестроится, а не быть как все”.

Продолжение отчёта за 2021 год 

Я в этом году писал меньше про СДВГ, чем обычно. Но зато встречался с ним каждый день – то в домах у своих подопечных, то в школах, где их дети учились, то уговаривал тренеров не выбрасывать очередного через мерно активного спортсмена с тренировок.

В Израиле в школах сам сидел на уроках, играл на переменах со всем классом в футбол или просто смотрел как дети играют, вместе обедал с такими детьми, а главное общался с учителями, психологами, арт терапевтами или просто помощниками в классах. Был в обычных классах и так же спец классах, где по десять человек, работал онлайн в частной школе, где половина детей были с СДВГ. Несколько раз подключался онлайн в школах за границей, но честно сказать рекомендации, и попытка сотрудничать была менее эффективна, чем здесь.

И везде я сначала упирался в стену из недоверия и нежелания сотрудничать, но потихоньку всё менялось, и мы становились компаньонами, пытающиеся сделать одно дело. И вот, что я понял основная масса учителей просто, не знают по-прежнему, как правильно налаживать отношения с детьми СДВГ или ОДД, тем более мало кто верит, что только совместная работа школы и родителей может дать положительный результат. Так что, в связи с этим я обычно после двух посещений школы, просил встречу с классным руководителем и ещё парой учителей, чтобы подробно обсудить, что такое СДВГ и как правильно в классе создать ту обстановку, при которой меньше всего будет проявляться НП. Думали, как лучше создать жетонную систему и, если да с чего её начинать. Типичная ошибка начинают с чего-то тяжёлого или делают на длинные сроки, проваливаются на этом все и потом говорят, что не работает! Решали стоит ли пользоваться таймером. Объяснял, почему только одна просьба не кричать – работать не может, а наоборот призывает кричать ещё громче. Составляли план, как правильно проводить время до начала уроков и как создать на переменах более безопасную обстановку (кстати по моим наблюдениям основная масса конфликтов это там), пересаживали на первую парту, давали мелкие задания перед уроком и хвалили, поднимали до того, как ребёнок вставал обычно сам, разрешали держать в руках дополнительные предметы (как стресс кубик). Учили детей дружить не на словах, а на деле. Если были конфликты, которые повторялись именно между темы же детьми – давали им совместные задания, предлагали им поиграть после школы вместе, делали по максимум так, чтобы они забыли, что такое вражда. А главное учителя получали конкретную инструкцию как реагировать в экстра ситуациях и что делать, чтобы к ним не приходить. Всё это делалось на основании того, что и как было дома, на тренировках и, если была продлёнка так же там. Если я получал из дома с утра, что наш ангел настроен на бой, то и в школе были проговорены экстра меры. С Арт терапевтом (есть школы, где они уже работают) мы вместе составляли программу для выявления сильных сторон ребёнка и работа с ними для поднятия самооценки и мотивации. С психологом в школе вместе составляли план разговоров, о том, как лучше всего поговорить с ребёнком о его СДВГ. Я считаю это обязательно нужно, только это должно быть сделано очень и очень корректно и с каждым требуется свой подход. Проблематичней, когда ребёнок уже сам себе стал рисовать в голове свой мир, в котором он другой и кроме как делать балаган он ничего не может!

И я вам скажу одно не только как Поведенческий психолог, но и еврейский Папа – это работает, если все начинают думать как работать вместе, как сделать так, чтобы помочь ребёнку не просто дотянуть день до конца, а сделать его лучшим для него на этой неделе. Я вам более того скажу, были успешные решения по поводу не отстранять детей от школы и это срабатывало. Школы зачастую отказываются работать с родителями и перекладывают на них ответственность, потому что просто не знают, что делать.

К сожалению, наша образовательная система не совершенна и это я вижу каждый раз, когда только начинаю работать с Новым Сдвгэшкой, но если с ними говорить на их языке и пытаться делать всё вместе, то многие школы пойдут к вам на встречу.

Я обычно на первой встрече с директором (а это тот человек, с которым стараюсь встретиться до того, как я попадаю в класс) до начала уроков, пытаюсь ему кратко объяснить цель моего визита – А ЭТО НИКОГО НИЧЕМУ НЕ УЧИТЬ, А ПОДУМАТЬ ВМЕСТЕ ИМЕННО ВМЕСТЕ, ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ.

Я стараюсь попасть в школу первый раз до начала уроков, потому что хочу видеть, как мой подопечный делает первый шаг в её воротах. Как говорил мой профессор на стаже -” Большие проблемы, начинаются с маленьких проказ” вот их я и ищу по началу и думаю, как заменить на хорошие поступки.

Удачи вам в 2022 году, и я уверен в одном, что если мы подумаем все вместе, то результат будет лучше, чем мы будем перекладывать ответственность на школу, а она на нас.

Вебинар который мы запланировали с , Natalia Ovsyanik (Натальей Овсяник) в этом году именно про это и будет и про многие другие типичные ошибки в школе. Но я сегодня уже на основании своего опыта могу сказать, что многие проблемы в школе возникают не из-за нежелания работать, а за непонимания, что будет эффективней в данной ситуации.

Ссылка на наш общий вебинар 

Практический онлайн курс для родителей
Невозможное - Возможно"

Поделиться статьей

Комментарии

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.