Обращение к родителям детей СДВГ

Альберт Фейгельсон

Альберт Фейгельсон
поведенческий аналитик

 

 

ОБРАЩЕНИЕ К РОДИТЕЛЯМ, ЧЬИ «НЕУДОБНЫЕ ДЕТИ» НЕ МОГУТ БЫТЬ ПОСЛУШНЫМИ ИЛИ ЕЩЁ ОДНА ПОПЫТКА ОБЪЯСНИТЬ, ЧТО ТАКОЕ СДВГ.

 

Я не верю в то, что есть дети, которые хотят сделать что-то назло старшим и, тем более, своим родителям. Но есть дети, которые своими поступками хотят нам что-то сказать. Нравится это вам или нет, но нужно понять: детское поведение — это язык общения с нами, который мы должны научиться расшифровывать. В связи со спецификой моей профессиональной деятельности, а я — специалист по прикладному анализу поведения – я чаще всего встречаюсь с одной проблемой — проблемой поведения.

Поведение — это волшебное слово, за которым кроется целый мир наших грёз и разочарований, несбывшихся планов на будущее и простой каждодневной рутины. И всё это ради одного: мы хотим видеть нашего ребёнка послушным. Давайте оставим лирику в стороне и поговорим о том, ради чего был создан наш проект «ОТЦЫ и ДЕТИ» — а это СДВГ, и почему поведение этих детей отличается от других, а потом я попробую объяснить, почему стоит бояться ответа «Я знаю, это помогает при СДВГ» или ещё хуже «Мы можем вылечить СДВГ».

Я не стану разбираться здесь, почему произошло, и как так вышло, что у вас или у вашего ребёнка СДВ или СДВГ. И не потому, что считаю это не важным, а лишь потому, что на сегодняшний день по-прежнему нет точных данных, и все варианты только статистические. А статистика для меня, прежде всего, наука не о фактах, а о том, как факты преподнести так, чтобы они были выгодны заказчику этого статистического исследования.

Однако тому, что происходит внутри, какие внутренние факторы влияют или, по крайней мере, что происходит в голове СДВГ- шника в течение дня, я думаю, стоит уделить больше внимания. Поскольку из 6500 последних исследований 1420 посвящены нейробиологии и физиологии этого процесса, я решил начать с того, что происходит внутри.

Если мы представим себя на месте ребёнка с СДВГ, нам надо включить телевизор, радио, услышать обязательно где-то рядом ещё источник отвлекающих звуков (крики на улице), и тогда картинка, на которую можно смотреть очень долго, теряет суть того, на чём надо было сосредоточиться. Такие дети имеют реальные, биологически обусловленные, трудности в управлении и организации собственного поведения на протяжении всей жизни. Это следует учитывать при разработке комплексной программы коррекции. Благодаря открытиям молекулярной генетики, мы можем изучать результаты исследований, которые показывают нам природу генетических изменений при СДВГ, отвечающих за регулирование обмена и активности двух веществ — дофамина и норадреналина.

Обменные процессы этих ферментов в мозге играют одну из самых важных ролей в системе лобной коры – подкорковых образований (базальных ганглиев) – лимбической системы. Это доказывается фактом высокой клинической эффективности медикаментов, действующих на дофаминергическую и норадреналинергическую системы (психостимуляторы). Наблюдается уменьшение кровотока в префронтальных зонах и путях от лобной коры к базальным ганглиям, в лимбической системе и мозжечке. Под действием психостимуляторов кровоток в этих областях нормализуется. Согласно данным нейропсихологов, при СДВГ присутствует дефицит функций лобных долей мозга. Согласно данным ЭЭГ может наблюдаться увеличение тета-активности и уменьшение бета-активности, в частности, в лобных долях. Благодаря исследованиям, мы также знаем, что в некоторых случаях наблюдается уменьшенный метаболизм глюкозы, в частности, в лобных отделах коры. Все эти данные указывают на необходимость подбора комплексных мер по преодолению последствий вторичных нарушений при СДВГ в психосоциальной сфере, которые предполагают применение АВА и других способов коррекции при работе с семьёй.

К сожалению, проблема в том, что все эти данные трудно использовать. Невозможно понять, как эффективно управлять таким «коктейлем». Конечно, можно подбирать фармакологию — она очень помогает (но, к сожалению, она пока не везде разрешена). Но мы должны понимать, что этого мало, потому что необходима комплексная коррекция, охватывающая все сферы жизни ребёнка. Недостаточно просто давать «волшебную таблетку», которой нет и не может быть. Надо работать и работать много и каждый день. Что делать, если вам не нравится стоять под дождём и мокнуть? Конечно, не стоять под ним, а спрятаться или использовать зонтик. А что же происходит при СДВГ внутри ребёнка?

С одной стороны он, вроде как, не обращает внимания на то, что постепенно становится изгоем во дворе, в классе, а иногда даже в собственной семье. Но, к сожалению, со временем уверенность в себе заканчивается, и, помимо нарушения внимания, эмоций, которые не поддаются контролю, появляются ещё и комплексы, неуверенность, нежелание идти на контакт и агрессия. Это уже вторичные нарушения, к которым приводят действия окружающих. Надо подать ребёнку зонтик, помочь ему зайти в дом и спрятаться от дождя. Когда его одолевают эмоции, и в приступе гнева он может выпалить «ненавижу», это не от ненависти, а от бури, которую он не может научиться контролировать сам.

Ему нужна организующая помощь взрослого, поддержка и понимание, чтобы войти во взрослую жизнь полноценным человеком, который принимает и любит сам себя. Вот что нужно детям с СДВГ — понимание, помощь и любовь. И сегодня Мы должны понять, что СДВГ — это Синдром, а не болезнь. Этот синдром складывается из тысячи простых, на первый взгляд, детских «нет», которые управляют всеми процессами в голове такого ребёнка. И нам нужно признать, что это «нет» живёт отдельно от них и нас и приходит к нам, не ожидая приглашения.

К сожалению, пока ещё никому не удалось объяснить рациональность самого процесса, чтобы вместо «нет» зазвучало «да». Не получается объяснить, потому что этот Синдром похож на изгородь из тысячи прутиков, которую мы не можем обойти, но и увидеть, что на другой стороне, так же тяжело. А если мы задумаем её снести, нам придётся вытягивать прутик за прутиком, соблюдая заранее установленный порядок, иначе вообще ничего не выйдет. Вытягивать каждый раз по прутику будет больно, но если мы хотим узнать, что на другой стороне, у нас нет выхода.

У этого Синдрома поле притяжения проблем намного больше, чем их отталкивания. У этого магнита переменное поле, в котором постоянно находятся и меняются местами три главных компонента: невнимательность, гиперактивность и импульсивность. Они очень хорошо вместе уживаются, управляя по очереди или все вместе поведением любого СДВГ-шника. Лишить их мандата на присутствие на территории дома, школы, сада или просто игровой площадки пока не удавалось никому. И нам нужно понять, кто управляет этой вселенной. Скажем, к примеру, сломанную ногу сегодня уже можно сложить, оторванный случайно палец – можно пришить, а вот вылечить то, что не видишь, чем не управляешь, не понимая этот процесс, пока невозможно.

Вообще любой Синдром — это некоторое количество клинически распознаваемых симптомов (особенностей, явлений или характеристик), которые часто проявляются вместе таким образом, что присутствие одной особенности предупреждает нас о присутствии остальных. На профессиональном медицинском языке можно сказать, что Синдром касается только набора обнаруженных характеристик. Специфическая болезнь, условие или непорядок, возможно, идентифицируется, как основная причина. Как только физическая причина идентифицирована, слово «синдром» можно назвать болезнью. Может быть, в нашем случае это было бы и лучше, но, к сожалению, пока это не так. Сейчас я понимаю одно – с каждой проблемой нужно работать отдельно.

Из-за этого, когда мне кто-то говорит, что он знает, как вылечить СДВГ, меня это, как минимум, злит. В своей работе я выделяю три основные проблемы, три классических фактора, которые проявляются чётко у любого СДВГ-эшника. Это невнимательность, гиперактивность и импульсивность. И, прежде чем объявлять им войну, я всегда пытаюсь заключить с ними мир. Должен признаться, что мирный договор, закреплённый словами, обычно, быстро начинает трещать по швам, всё больше оголяя проблемы и не забывая привносить ещё и свои индивидуальные нотки, присущие каждому подопечному.

В связи с этим мы должны понимать, что СДВГ — это комплексная проблема, которую нужно решать при помощи индивидуального исследования и только после понимания полной картины происходящего. Хорошо справляются с этим на сегодняшний день специалисты ПАП (Прикладной Анализ Поведения). В мире на данный момент существует около 680 масштабных исследований на тему определения причин негативного поведения. И без этого, я считаю, не стоит даже начинать работать с самим поведением. В следующей раз я постараюсь изложить свою позицию по теме, почему в вопросах с проблемным поведением не работают общие рекомендации.

А пока попробуйте выполнить маленькое задание: напишите возможные причины того, почему ребёнок не хочет мыть руки.

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp

Еще больше постов...

Комментарии

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *